Развитие ремесла в вотчинах Строгановых

Основу экономического могущества Строгановых дала соль. Вообще русская соль долгое время считалась некачественной – ее добывали из морской и озерной воды, в которой было много примесей – и она горчила на вкус. Соль, добываемая из рассолов на Урале, была без примесей, ее стали высоко ценить – и она шла не только для удовлетворения собственных нужд, соль стали вывозить за границу. В 1579 г. только в Орле-городке «у острога» у Строгановых было 13 варниц. В начале XVII в. налоги с соляных промыслов Орла-городка, которые платили Строгановы в казну, составляли почти две трети всех казенных платежей.

Добывали соль следующим образом. В пробуренную скважину, достигающую соленосных пластов, ставили деревянную трубу, по которой тек рассол – водный раствор поваренной соли.

Далее рассол попадал в соляной ларь, где раствор отстаивался, грязь и мусор опускались на дно, а раствор далее подавался в солеварню, где и выпаривался на огне. Из перенасыщенного раствора выпадала соль, ее выгребали и бросали на деревянные настилы – «полати» –для просушки. Готовую соль отправляли в соляные амбары, а оттуда на лодках, ладьях, стругах, насадах и дощаниках развозили по назначению.

Не так давно археологи нашли Яйвенский острожек – одну из крепостей Строгановых, расположенных около реки Яйвы. Из дере­вянных труб до сих пор бьют насыщенные солью ручьи. А рассоло­подъемные трубы Орла-городка еще были видны в воде Камы в середине XX в.

Развивались и другие виды ремесел. По писцовым книгам 1579 г. в Орле-городке насчитывалось 29 ремесленников разных профессий (не считая солеваров): три кузнеца, один удник, три плотника, один луч­ник, один лодейщик, сапожник, кожевник, овчинник, хомут­ник, порт­ной, три рыболова-рыбника, четыре мясника, один хлебник, пять калач­ников, один гусельник да один зелейник. Для сравнения, в Соликамске того же времени их было только 17. Масштабные археологические исследования, проведенные профессором В. А. Обориным на месте Орла-городка в середине XX в. – еще до его затопления водами Кам­ского водохранилища – дали многочисленные и разнообразные мате­риалы, ярко характеризующие культуру и быт его населения.

В состав обитателей Орла-городка входили и представители коми-пермяцкого населения. На территории слободы были обнару­жены остатки усадьбы ремесленника коми-пермяка. В состав усадьбы входила бревенчатая изба с двухскатной крышей, покрытой, как и на жилищах родановской культуры древних коми, берестой, маленькая баня, сарай и хлев. На полу избы археологами было найдено скопле­ние синего и белого стеклянного бисера, точно такого, каким коми-пермяки еще в XIX в. украшали шамшуру – женский головной убор. Усадьба принадлежала мастеру – резчику по кости, о чем свиде­тельствую находки железного резца, костяные и роговые заготовки, несколько костяных изделий, в том числе ложка, на навершии укра­шенная изображением головы птицы. Такие изображения встреча­лись при раскопках поселений сред­невекового аборигенного населе­ния Западного Урала – предков современных коми-пермяков.



Кроме резчиков по кости, в Орле-городке жили коми-пермяц­кие гонча­ры. Посуду они делали на гончарном круге, освоив рус­скую гончарную технику. На днищах сосудов гончары ставили свое клеймо в виде птичьей лапы, напоминающие тамги (тамга – знак собственности) родановской культуры древ­них коми-пермяков.

Конечно же, на Орле-городке работали и русские гончары, кото­рые из­готовляли традиционную столовую посуду (горшки, кувши­ны, сковородки, миски, тарелки), предметы туалета (рукомойники-водолеи), глиняные игрушки.

Впервые на Урале, благодаря Строгановым, во второй половине XVI в. начинает развиваться производство декоративной керамики – изразцов, которые служили для облицовки печей, церквей и жилых зданий. По мнению О. Н. Бадера и В. А. Оборина, Строгановыми в Прикамье были специально приглашены московские мастера – для обустройства резиденции Строгановых в Орле-городке и Нижнем Чусовском городке. Именно здесь на сегодняшний день археологами обнаружены самые ранние изразцы на Урале.

Ранние красноглиняные терракотовые изразцы украшались рельефными сюжетными композициями в виде военных сцен из жиз­ни Александра Македонского (в XVI–XVII вв. на Руси был популярен роман «Александрия», приписываемый Калисфену – в этом романе описывается поход Александра Македонского в Египет. Вероятно, именно этот роман мог послужить основой ряда сюжетов русских печных изразцов), птиц, клюющих виноград, коней, барса под пальмой и т.д. Большое количество изразцов Орла-городка укра­шено изображением орлов с хищно раскрытыми клювами– тут, по всей видимости, есть связь с названием поселения.



Сюжеты строгановских изразцов близки к московским. Мастера, занимавшиеся их изготовлением, выписанные Строгановыми из центра России, принесли с собой не только приемы и способы изгото­вления изразцовой продукции, но и основные, популярные в то время сюжеты. Но очень скоро в Орле-городке и Чусовском городке появи­лись собственные школы изготовления изразцов. Орлинские и Чусов­ские изразцы отличаются друг от друга. Чусовские изразцы более тонки и миниатюрны, чем орлинские. Среди чусовских изразцов преобладает печной обжиг, орлинские изразцы обжигались в гончар­ном горне. Орлинские изразцы по сюжетам и технике рисунка наибо­лее близки к московским XVI в., чусовские – к московским изразцам XVII в. Это может свидетельствовать о том, что в Орле-городке израз­цовое производство появилось раньше, чем в Чусовских городках.

Позднее, во второй половине XVII в., начинает развиваться в Орле-городке и Нижнем Чусовском городке производство поливных (покрытых специальной краской – поливой) многоцветных рельеф­ных изразцов, которые украшались изображениями птиц и цветов. Такие изразцы были более опрятны и эстетически привлекательны, нежели красноглиняные. Их было легче содержать в чистоте: печная сажа не въедалась в поры глины, ее можно было легко стереть с глазури.

Изразцами облицовывались печи в хоромах Строгановых, в домах строгановских приказчиков и зажиточных ремесленников. Шли изразцы и на облицовку каменных церквей. Крыши своих домов бога­тые люди покрывали черепицей, покрытой чаще всего зеленной поли­вой. Наличие значительного числа изразцовых печей в Орле-городке, Нижнем Чусовском городке и Усолье говорит о зажиточ­ности приви­легированного населения, так как в XVII в. за один изразец платили столько же, сколько за полпуда соли. Десять изразцов равнялось стоимости пуда масла, а в денежном выражении этот эквивалент достигал 1 рубля — очень большой по тем временам суммы.

Сейчас ясно, что именно изразечное производство Орла-городка заложило основу для его развития в других городах Западного Урала. В середине XVII в. часть мастеров – «изразечников» переселяется в Соликамск. Появляется изразечное производство в Кунгуре.

В Орле-городке и Нижнем Чусовском городке, а также Пыскоре была обнаружена редкая для Урала московская чернолощенная посу­да конца XVI–XVII вв.

Археологами в остатках богатых домов строгановских городков найдено много пластин слюды, вставлявшихся в железные оконные переплеты. Окна в домах бедного населения, очевидно, затягивались бычьим пузырем и закрывались ставнями. На территории богатых усадеб обнаружены медные светильники, а в бедных распространя­лись обычно железные светцы для укрепления, чаще всего одной лу­чины. Найдено много мелких украшений – бронзовые бляшки, мед­ные и сереб­ряные перстни, бусы и сережки из стекла или полудраго­ценных камней. Часто на строгановских городках археологи находят изделия, выполненные в технике соль-вычегодской (ее еще называют «строгановской») перегородчатой эмали.

Население, помимо промышленной добычи соли, занималось и сельским хозяйством. Об этом говорят найденные археологами желез­ные оковки деревянных лопат, мотыги, серпы, косы-горбуши, сечки для рубки капусты. Большое значение в хозяйстве жителей имело разведение домашнего скота, находящегося на стойловом содержа­нии. Во время раскопок археологи находят много костей домашних животных и птиц. Найдены также остатки хлевов.

Дополнительным промыслом для жителей являлись охота и ры­боловство. Рыба ловилась главным образом сетями с глиняными гру­зилами. В культурном слое Орла-городка и Пыскора обнаружены кости стерляди, леща, язя, плотвы, сома и особенно часто – щуки.

Остатки кузниц, судя по современным данным, располагались «для бережения от огня» за пределами посада. Кузницы обслуживали как нужды вотчинного хозяйства Строгановых, так и местного насе­ления. Ковались ножи, косы и серпы, делались гвозди, подковывались на кузнях лошади. Кузни были практически во всех крупных населен­ных пунктах Строгановых.

Ремесло строгановских мастеров достигло высочайшего уровня и зачастую достигало уровня искусства. Полученные навыки передава­лись ученикам, ремесленными приемами делились с соседями – все это способствовало расцвету не только Уральской вотчины Строгановых, но и других русских уральских городов.


razvitie-rinka-i-prodvizhenie-produktov-po-strahovaniyu-zhizni.html
razvitie-rossijskoj-pedagogicheskoj-misli-v-19-20vv.html
    PR.RU™