Развитие теории и практики архивного дела в СССР

Состояние архивного дела в период 1917—1941 гг. После Февральской революции 1917 года и образования Временного правительства в стране царили хаос и неразбериха. В Петрогра­де и Москве почти одновременно во дворах зданий ведомств, упраздненных новой властью, запылали огромные костры из документов, принадлежавших органам полиции и жандарм­ской охранке. Толпы неизвестных жгли кипы бумаг, которые были выброшены из окон или вынесены в охапках на улицу. Немало документов было утеряно.

Архивистами принимались меры по упорядочению архив­ной системы, которая в основном проходила в рамках Союза российских архивных деятелей (РАД) во главе с выдающимся ученым-историком А.С. Лаппо-Данилевским (1863—1919). С ним сотрудничала еще не окрепшая советская власть, пред­ставленная в руководящих архивных органах неординарной личностью, самостоятельно мыслящим Д.Б. Рязановым (1870—1938). Именно в таком симбиозе была законодательно оформлена и начала воплощаться в жизнь демократическая, радикальная реформа архивного дела в России. В этом объеди­нении зародились многие принципиальные основы архивного дела в послереволюционной России. Союз РАД предпринял первые шаги на пути рационализации и демократизации ар­хивной системы, которые в значительной степени повлияли на дальнейшее развитие всего развития архивного дела в Со­ветской России после свершения Октябрьской революции.

Основой архивного строительства в стране после революции 1917годаявились декрет Совета Народных Комиссаров (СНК) РСФРС от 1 июля 1918 г. «О реорганизации и централизации архивного дела» (далее — декрет о реорганизации и центра­лизации архивного дела), другие документы, подписанные В.И.Лениным как руководителем СНК РСФСР в 1918-1920 гг. Все архивы дореволюционной России и документы, образующиеся в результате деятельности учреждений, организа­ций и предприятий Советской республики, были признаны общегосударственным народным достоянием — в стране был создан Единый государственный архивный фонд СССР (ЕГАФ). Декрет о реорганизации и централизации архивного дела ис­ходил из двух основополагающих идей дальнейшего развития отечественного архивного строительства: 1) сосредоточение функций архивного управления вруках специалистов; 2) предо­ставление права пользования архивами всем исследователям. "Не случайно ученые (в основной своей массе) восприняли этот декрет как «декларацию прав науки в архивах». В 1929 г. для общего руководства архивным делом было организовано Центральное архивное управление (ЦАУ), которое в 1938 г. было переименовано в Главное архивное управление (ГАУ), или Главар-хивСССР. ГАУ до 1960 г. состояло при МВД СССР, ас 13 ян­варя 1960 г. его передали в непосредственное ведение Совета Министров СССР. На ГАУ были возложены разработка правил, положений и инструкций о порядке концентрации, хранения, обработки, экспертизы ценности, организации использования документов. В августе 1958 г. Совет Министров СССРутвердил новое положение о Государственном архивном фонде (ГАФ) Со­юза ССР, который находился в ведении ГАУ.



В 1920 г. с приходом к руководству архивами М.Н. Покров­ского (1868—1932) и его единомышленников был провозглашен курс на политизацию архивов. Характерной особенностью этих лет был упор на централизацию управления архивами, отрыв архивов от общества во имя узкопартийных, «классовых» инте­ресов. В эти годы началось тотальное огосударствление архивов путем замены старых специалистов новыми кадрами, кото­рые отбирались преимущественно по принципу преданности господствующей партийной идеологии. В указанный период Государственный архивный фонд состоял из девяти секций:

1) законодательства, верховного управления внешней политики;

2) юридической; 3) военно-морской; 4) народного просвещения; 5) историко-экономической; 6) внутреннего управления и само­управления; 7) историко-революционной; 8) печатных изданий; 9) историко-литературной. В 1925 г. секционное деление было заменено системой центральных и местных архивов и архивов текущего делопроизводства.

С 1929 г. начинается самый драматический период в истории отечественного архивного строительства. Он отмечен такими катастрофическими для архивов явлениями, как «макулатур­ные» кампании и массовые «чистки» архивистов. Создание жесткой бюрократической системы управления архивами под надзором партийных органов получило логическое завершение в передаче архивов в прямое подчинение НКВД в 1938 г. Полная потеря архивистами прав на свободу мышления и профессио­нальную самостоятельность привела к застою в области теории и практики архивного дела. Тем не менее работа в архивах про­должалась. Одним из наиболее важных законов, относящихся к архивному делу, можно считать постановление ЦИ К и Сопнар-кома СССР от 5 февраля 1936 г. «Об упорядочении архивного дела в народных комиссариатах и центральных учреждениях СССР». В нем среди других первоочередных мероприятий по повышению уровня работы с документами в учреждениях и обеспечению условий их сохранности предусматривалась раз­работка перечней дел и документов со сроками их хранения. Этим постановлением было положено начало обязательной разработки ведомственных перечней.



До Великой Отечественной войны был издано ряд по­становлений, направленных на упорядочение архивного дела в СССР. Оформление единого Государственного архивного фонда СССР, закрепленное Положением о нем, произошло в 1941 г. В состав ГАФСССРбыли включены все документальные материалы, имеющие научное, политическое и практическое значение, независимо от времени их происхождения, содержа­ния, оформления, техники и способа воспроизведения. В ГАФ входили материалы высших органов государственной власти и государственного управления, органов суда и прокуратуры СССР, местных государственных научных и культурных учреж­дений, воинских частей, производственных предприятий, другие материалы городских архивов с постоянным составом документов, архивы союзных и автономных республик, краев, областей и округов, а также копии документов зарубежных архивов. Важнейшим источником пополнения ГАФ являлись личные архивные фонды политических, общественных дея­телей СССР, деятелей науки, техники, литературы, искусства. Архивные материалы ГАФ не могли продаваться, покупаться учреждениями, предприятиями или частными лицами, что действительно по настоящее время.

Архивное дело в период Великой Отечественной войны. В во­енное время страна была вынуждена перестроиться на военный лад. Часть архивистов ушла на фронт, а другие участвовали в строительстве оборонительных укреплений. Главной задачей архивных работников в этот период стала организация спасения документов. Была проведена частичная эвакуация архивных фондов в восточные районы страны, туда, где не велисьбоевые действия. Главное архивное управление СССР устанавливало места эвакуации, а архивные учреждения восточной части страны помогали размещать эвакуированные документы. Од­нако в ряде западных областей, оккупированных уже в первые дни войны, часть материалов погибла, а некоторые документы были вывезены немецко-фашистскими захватчиками. Но, хотя Государственный архивный фонд СССР понес значительный урон, основная часть документов благодаря заботе правитель­ства и усилиям архивистов была спасена.

В период войны архивные учреждения продолжали работу по пополнению состава ГАФ СССР. Было организовано со­бирание документов на территории, освобожденной от окку­пантов. В Центральном государственном архиве Октябрьской революции СССР создали отдел Отечественной войны. Всем архивным органам было дано указание подходить к оценке документов, созданных в период Отечественной войны, с осо­бой осторожностью. Этим было положено начало созданию документальной базы по истории Великой Отечественной войны. Продолжалась работа по публикации документов, отражающих героическое прошлое нашей Родины. Несмотря на военные действия, разрабатывались научные принципы комплектова­ния архивов, принципы классификации документов в текущем делопроизводстве учреждений, организаций и предприятий. Был поставлен вопрос о комплектовании госархивов техни­ческой документацией и кинофотофонодокументами. По мере освобождения страны от немецко-фашистских войск восста­навливались архивные органы, велось активное собирание документов как советских учреждений, существовавших до оккупации, так и учреждений, созданных оккупационными властями. Государственные архивы по возможности обеспе­чивались помещениями. В 1944—1945 гг. был проведен учет ущерба, нанесенного фашистскими захватчиками Государ­ственному архивному фонду СССР, а с 1945 г. началась реэва­куация документов: сложная работа по розыску и возвращению документов, вывезенных оккупантами.

Архивное дело в послевоенный период. В течение нескольких послевоенныхлет государственные архивы занимались провер­кой наличия и состояния документов, их учетом, системати­зацией и описанием необработанных материалов, атакже дел, рассыпавшихся при эвакуации. Одновременно шло выявление документов для использования их в народнохозяйственных целях: для помощи в восстановлении разрушенных предприятий, шахт, электростанций, памятников архитектуры, помощи в поисках полезных ископаемых и т.п. Послевоенные годы и время правления Н.С. Хрущева (1894—1971), которое называли «оттепелью» (1945—1961 гг.), характеризовались засекречи­ванием целых архивов и отдельных фондов. Провозглашенные во второй половине 1950-х гг. лозунги «демократизации» архивов остались практически только на бумаге. Сохранившие власть над архивами в своих руках чиновники из партий но-админи­стративных органов определяли политику и методы действий ГАУ СССР и всех низовых архивных учреждений. Не случайно в эти годы вновь возродились «макулатурные» кампании и кадровые перестановки. К этому времени относится и начало опасных процессов низведения архивного работника до уровня технического сотрудника канцелярии, делопроизводителя.

В ведомственных архивах работа развертывалась медленнее: материалы, вернувшиеся из эвакуации, пострадали от пере­возок; в ряде учреждений не было специальных помещений для хранения документов; не везде имелись штатные единицы архивных работников, и заниматься приведением архива в по­рядок было некому. В тех архивах учреждений, где работники были, проводились проверка наличия документов, экспертиза ценности архивных материалов и описание дел. Во многих ве­домственных архивах материалы хранились в необработанном виде, отсутствие научно-справочного аппарата затрудняло ис­пользование документов в научных целях.

13 августа 1958 г. было утверждено новое положение о Госу­дарственном архивном фонде СССР — это стало этапным мо­ментом развития архивного дела в стране, в том числе в области обеспечения сохранности документов. Данному вопросу уделялось внимание с первых лет Советской власти. Еще в 1920-х гг. про­водилась работа по дезинфекции и реставрации документов в московских и ленинградских архивах. В 1927 г. была создана лаборатория для исследования условий сохранности бумаги и красителей. В дальнейшем при Главархиве была организована Центральная научно-исследовательская лаборатория (ЦНИЛ), которая уже позднее, в 1950-х гг., вела разработку широкого круга проблем по обеспечению сохранности документов на различных носителях (бумаге, пленке), в том числе по их реставрации и кон­сервации. В 1937 г. при ЦАУ СССР были созданы Центральные реставрационные мастерские (ЦРМ).

В 1960—-1980-х гг. был издан ряд постановлений, относя­щихся к архивному делу, а именно к организации сохранности документов, разработке системы делопроизводства, осущест­влению мероприятий по упорядочению хранения кинодоку­ментов и звукозаписей. Строились специальные здания для архивов, в том числе и для ряда ведомств (например, ВДНХ). Во многих учреждениях архивохранилища были оборудованы в соответствии с существующими требованиями. Отдельное внимание уделялось вопросам комплектования архивов. В этот период архивисты начали активный поиск альтернативных вариантов развития отечественного архивного дела. В острых дискуссиях по профессиональным вопросам проявлялось осознание архивными работниками растущего кризиса; того тупика, в который попали архивы в результате бюрократиче-ско-административной централизации управления. Научная общественность и широкие круги интеллигенции начинают все более активно выступать с требованиями демократизации архивов, расширения доступа к ним. Возрождается научно-те-орегическая мысль. В частности, публикуются теоретические работы таких выдающихся архивистов, как В.Н. Автократов (1922—1992), Б.С. Илизаров(р. 1944), других исследователей. Они выдвигают новаторские концепции относительно самой сути архивов, их роли в общественной жизни.

Для проведения научных исследований в области архиво­ведения в 1966 г. при Главархиве СССР был создан Всесоюзный научно-исследовательский институт документоведения и архив­ного дела (ВНИИДАД), существующий и в настоящее время (но уже как институт всероссийский). Перед ним сразу же была поставлена конкретная задача, сформулированная как особо важное правительственное поручение: возглавить работу всех заинтересованных ведомств и учреждений по созданию Единой государственной системы делопроизводства (ЕГСД), которая велась с 1963 г., но не давала практических результатов. Кроме грандиозной задачи по общесоюзной унификации процессов документирования и документооборота на всех стадиях, от ВНИИДАД требовались также разработка и создание единых го­сударственных стандартов на организационно-распорядительную документацию, включающую сведение воедино требований к структуре и размерам бланков, расположению основных рек­визитов, правилам машинописного оформления.

Кризис архивного дело в 1980—1990 гг. Благодаря норма­тивным документам правительства СССР в стране была раз­работана единая государственная система делопроизводства, система научно-справочного аппарата к документам ГАФ, установлена централизация хранения документов, упо­рядочение хранения кинофотодокументов и звукозаписей, внедрение техники в архивное дело. Однако архивное дело развивалось_без опоры на науку, по указаниям властей.На-блюдалась тенденция размывания Государственного архивного фонда СССР. Главархив практически ничего не мог сделать, чтобы препятствовать созданию новых ведомственных фондов, юридически обособленных документальных собраний в рамках отдельных отраслей. К уже известным ранее архивам, которым было предоставлено право постоянного или продленного длительного хранения, в эти десятилетия добавились архивы МВД и КГБ СССР, Министерства атомной промышленности и энергетики, Министерства общего машиностроения и др. Сдавая свои фонды в государственные архивы, эти ведомства и органйзации засекречивали документы, основываясь только на собственных представлениях о том, что подлежит такому режиму хранения. В результате не только материалы, но и вся работа архива стала секретной. Даже ценнейшие разработки стандартов по правилам хранения и методов физико-хими­ческой сохранности кино-, фоно-, видеодокументов годами хранились как внутриведомственные секреты и только с боль­шим опозданием становились достоянием всех архивистов. Ведомства-фондообразователи, прикрываясь секретностью, в обстановке полного произвола и беззакония зачастую форми­ровали сдаваемые в архив комплексы материалов, уничтожая «неудобные» документы. И уже никому не под силу было оста­новить непрерывно углублявшийся кризис архивной системы, основанной на централизации управления архивами, которые на практике все более обособлялись и уходили из-под контроля Главного архивного управления.

Характерно, что в новом Положении о Государственном архивном фонде (1980) в концептуальном разделе «Общие положения» без всяких оговорок местом постоянного госу­дарственного хранения наряду с госархивами называются «отраслевые ведомственные фонды и другие ведомственные архивы», хотя раньше в постановлениях оговаривалось, что соз­дание отдельных ведомственных фондов производится только по специальному постановлению правительства. ГАУ уступало ведомствам еще больше своих прав: они могли «перетаскивать» к себе «недостающие» у них части фондов или целые фонды из центральных или местных госархивохранилищ. При этом на­рушался принцип недробимости архивного фонда. Возникла попытка переосмыслить суть основополагающего документа советского архивного строительства —декрета от 1 июня 1918 г. Главархив СССР с консервативных позици й пытался противо­стоять растущим тенденциям, но даже в его аппарате появилось «прогрессивное крыло» профессионалов, выступавших за де­мократизацию и гласность в работе всех архивных учреждений. Таким образом, в конце 1980-х гг. наблюдались многочислен­ные недостатки советской архивной системы, которую после распада СССР ожидала реструктуризация. В 1990-е гг. отечественные архивы переживали сложный период, который правильнее всего было бы назвать переход­ным. Внедрение разных форм собственности изменило суще-ство бывшего Государственного архивного фонда. Все более явственной становилась необходимость пересмотра традици­онных форм и методов его комплектования. На повестку дня настоятельно ставились вопросы расширения доступа исследо­вателей к архивным документам на основе строгого соблюдения архивного законодательства. В этот период велся поиск наи­более оптимальных вариантов превращения архивохранилищ в подлинные научно-исследовательскиелаборатории. Все более властно заявляла о себе потребность разработки новой теории архивов, которая должна была осмыслить их суть с учетом со­временного развития науки. Очевидно, речь шла о том, чтобы видеть в архивах самостоятельный и специфический феномен проявления духовной культуры человека. Более срочным и неот­ложным делом явилось воспитание нового типа архивиста-ис­следователя, который должен обладать обширными знаниями университетского уровня, а также высокой профессиональной культурой и твердыми научными принципами.


razvivaem-zritelnoe-i-sluhovoe-vnimanie.html
razvivajte-liderskie-kachestva.html
    PR.RU™